Закрыть
Ваше имя
Контактный телефон

Подписаться на новости школы

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

ЭКСТЕРНАТ: СЦЕНАРИИ И РИСКИ

Сергей Переслегин

Образование, как известно, является одним из четырех базовых системных социальных процессов, наряду с управлением, познанием и производством. Это означает, что общество – притом любое общество, на любом этапе своего существования и при любых обстоятельствах – обязано поддерживать этот процесс.

Стратегически, задачей образования является воспроизводство циркулирующей в обществе информации. Тактически, на уровне средней школы речь идет, скорее, о процессе окультурирования учащихся и получения ими тех минимальных знаний, которые позволяют нормально существовать в мире взрослых и, в конечном итоге, получить профессию и создать семью.

Современная система образования восходит к высокому Средневековью, а привычные для нас формы она приобрела после Великой Французской Революции. Другими словами, она создавалась в ту эпоху, когда образование служило социальным лифтом, с одной стороны, и кузницей кадров – с другой. В этих условиях школа стремилась к глобальности, и закон о всеобщем образовании – сначала начальном, потом и среднем – справедливо считался одним из важнейших социальных достижений.

К концу ХХ столетия ситуация начала ощутимо меняться. Развитие информационных технологий: сначала телевидения, затем Интернета, - привело к тому, что процесс окультуривания стал происходить помимо школы, аттестаты, как и дипломы, в значительной мере обесценились. В итоге современная десяти-, одиннадцати-, двенадцатилетка стала своеобразным гетто для молодежи – местом, где дети и подростки находятся под постоянным контролем и присмотром.

Нам говорят, что школа – наша работа. Но за работу, по крайней мере, деньги платят».

Современная школа – очень дорогое удовольствие. Дорогое для государства, поскольку учить надо всех, а это тысячи школ и десятки тысяч учителей, не говоря уже об инфраструктуре. Дорогое для семей, поскольку современная концепция образования подразумевает участие родителей в образовании – и, притом, не только деньгами. «В детстве я считал, что нет ничего хуже, чем делать уроки. Но оказалось, что гораздо хуже делать уроки со своими детьми». Дорогое для детей, которые в школе «пропускают» и отрочество, и юность. Дорогое для общества, поскольку современная школа провоцирует фобии и депрессии, а, кроме того, оттягивает вступление следующего поколения во взрослую жизнь, что приводит к снижению не только всеобщего валового продукта, но и рождаемости.

Экстернат, безусловно, является классическим «тризовским» решением: школы нет, а функции ее выполняются. Он дешев, удобен, соответствует декларируемому современному тренду «свободный выбор ребенка». И, однако, в социальной «рамке» его практически нет.

Как Вы думаете, почему?

Экстернат, как форма обучения в школе, никого не пугает, пока объем проходящих через него учеников составляет около 1% от всех обучаемых.

Но как только эта приобретающая популярность сегодня форма перешагнет условный «пятипроцентный барьер», тут на этого условного «кандидата» посыпятся все шишки.

Это будет первая «критическая точка» в сценировании системы «Экстернат».

Здесь как в бизнесе – до первого миллиона  «зеленых» тебя никто не трогает. А далее пытаются принудительно ассимилировать, включить в холдинг, выкупить, разорить или закрыть. Или даже убить – по-разному бывает.

И дело не в злой воле отдельных людей, тупых чиновников или постоянно повторяющейся «системной ошибке». Дело в той фазе развития цивилизации, в которой мы с Вами живем.

Эта фаза характеризуется многими значимыми параметрами, но для нас ключевыми в прогнозировании судеб «Экстерната» являются две:

1.  Самое большое значение в экономической системе любой европейской страны имеют фонды, то есть «очень большие деньги». Все остальное не имеет значения. Оно покупается.

2.   На уровень людей, малого и среднего бизнеса спускается требование превращать смысл и результат своей деятельности в продукт и продавать его. И это должен быть привычный продукт, а не новый и, тем более, не иной.

«Экстернат», который предполагает наличие результата при самообразовании и овладение процессом самообразования, сразу входит в противоречие с устоявшимся прочтением дискурса «образование как услуга». Современный шторм образовательных модулей, программ всех видов и форматов всех мастей предполагает простую формулу: «Приходите! Мы вас научим фрагменту знания или практики и за ваши деньги заставим воспроизвести этот фрагмент на экзамене, подходящем этому формату». Такова  и система ЕГЭ: «Мы вас научили фрагментам и заставили показать, что вы научились фрагментам».

Настоящее, не формальное, экстерн-образование предполагает  самонаблюдение и рефлексию ученика. И что самое страшное для любой системы – формирует его волю и даже страсть к  самостоятельному выбору. Это делает экстернат очень опасным для общества, в котором все хотят устойчиво работать в стеклянных клетках офисов по правилам и регламентам. А те, кто не попали в офис, могут демократично восклицать про свои попранные права и пить вокруг этого печальный кофе в дорогом кафе после митинга.

В таком обществе картина мира человеку не нужна, в крайнем случае, нужна специализация в одной-двух областях. Это общество любит бумаги и не любит открытых коммуникаций, в которых рождается целое. Его лояльные члены любят восклицать, изрекать, но не собеседовать о… Они создали образовательный мир письменных экзаменов, а далее письменных распоряжений. А общение – это клише… Послушайте разговоры в транспорте, вступите в переговоры с контрагентами, и вы поймете, что либо люди говорят сами с собой, либо они повторяют друг за другом одно и то же разными словами. Это – не про собеседование и не про общение, и это получилось из-за отсутствия образования и интереса к познанию.

Пока система «Экстернат» дорога для многих родителей и придавлена всеми городскими законами для предпринимателей. Пока она является ростком самодеятельности тех, кто хочет обустройства образования, а не его продажи в розницу по предметам. Экстернат также противостоит формуле «мы как бы учимся, а нас как бы учат, в общем, днем заняты».

Последнее – про современную среднюю школу. Она образования вообще не дает. Школьная система требует от учителя документов, а не научения. В формализме, подсиживании и унылом глупом коллективе даже очень яркие молодые учителя сегодня не выживают. От ученика школа требует сидеть на уроках и слушать. Современный ученик, вооруженный Интернетом, если хочет что-то узнать, обращается не к живому учителю, а в Википедию. Туда же, кстати, идет и учитель. Так зачем он будет лишним промежуточным звеном в этом «познании типа узнавании»?

Разве живой учитель: не видео, не электронный, - нужен для этого?

А учителя злятся. У них отбирают их функцию – что-то передать, уничижают  «уважаемую профессию». А это было в прошлом. Кстати, сельская учительница, обычно, не выходила замуж. Она была учительница! Почти священник.

Сегодня, конфликты между фрустрированными Будущим учителями: дни их в средней школе, похоже,  сочтены, - и учениками, которые не хотят унижения и казармы  непонятно во имя чего, все обостряются.

В экстернате живой учитель – совсем иное дело. Он – тьютор, собеседник, помощник, консультант по вопросам траектории образования и движения по ней. Здесь нет конфликта. Ребенок обращается за глубоким пониманием, или он хочет вообще проскочить эту знаниевую поляну, и тогда учитель дает ему возможность взять с нее минимум, чтобы только иметь образ этого объекта. Это ценное общение о главном, о том, что важно, что к чему близко подходит, каковы инструменты познания, как вписаться в мир с этими инструментами, где граница между «хочу» и «могу»? И когда и если в нашей стране или в нашей галактике, наконец, случится когнитивный переход, то, конечно, все школы будут сочетать в себе формат самообразования и общения с живым учителем. Последнее будет дорогого стоить. Но и учителей, к кому хотелось бы обратиться, будет не очень много, и видео средства помогут нам сделать общение близким даже на больших расстояниях. Таков естественный тренд.

Второй очевидный тренд – электронные учебники и программы, которые все лучше и все разнообразнее. Почему так? Потому что их создают и пишут люди, которые сами образованы в советской школе и помнят свой кайф от обучения.

Третий не очевидный тренд – стремление родителей заниматься детьми, а не сдать их в школу вместе со своей ответственностью за них (тем более, что это все равно не удается). Данный тренд проявляется, в частности, в обучении детей и родителей вместе. Сегодня речь идет о совместной лепке горшков, но вполне себе можно представить  освоение папой и сыном квантовых процессов в рамках ролевой игры в «Алису в стране чудес», в том же супермаркете, например, или же на выезде школы вместе с родителями в лес.

Экстернаты, которые возьмут на себя жуткую организационную суету по созданию балов и ассамблей детей с родителями и выпускных вечеров, имеющих содержание, будут первыми ласточками новых сообществ.

Число экстернатов будет постоянно и медленно расти.  При этом будет падать качество, потому что борьбу за кадры выиграют те, у кого хорошо работается, а не те, у которых дорого и качественно учиться.

Рост числа профанирующих на какое-то время спасет систему «Экстернат» от разборок с государством, потому что чиновник поймет: не страшно, они, так же как и я, хотят заработать.

Но при лавинообразном уходе детей из школы  на аутсорсинг: сдать экзамены раз в год, а учиться самому,- чиновники заподозрят неладное, и сразу введут систему обязательного посещения условной «гражданской обороны», «закона божьего», «холокоста и толерантности» или какого-то еще формализма. То есть, в класс по месту жительства не ходил – аттестат получить не можешь. Это, конечно, законодательству противоречит, но ведь всегда можно принять поправку…

Идеальной, конечно, была бы система переобучения школ по модели экстернатов. Ведь многие программы для обучения он-лайн, проверочных работ уже есть, и Интернет-учителя тоже появляются. Дистант сделан для того, чтобы ученик сначала приложил усилия, выполнил задания, а лишь потом бежал: объясните, я не понял.

Большая проблема сегодня и во взрослых аудиториях: я не понимаю вашего языка! Таким образом, собственная неразвитость вешается на лектора. А ведь наше непонимание – это наша личная трагедия, а вовсе не беда того, кто мыслит сложно. Дети тоже приучены не мыслить, а потреблять. Если некоторые элементы, наработанные в экстернате, будут введены в школу, может произойти медленный, но переход к обустройству знаний в школе. Пока они оттуда выброшены. Остались фрагменты без смыслов.

Развитие дистанта (образовательного аутсорсинга, out-education) представляет собой маловероятный сценарий, потому что консервативные руководители образовательных учреждений заставят на каждую электронную задачку, решенную учеником дома и самостоятельно, поставить рейтинговую мульку и отчитаться. И учителя, усталые и необеспеченные, будут учить по старинке, то есть возможности самостоятельного действования у ученика не будет.

Еще не скоро сменится имидж Учителя: он перестанет быть злобным карликом, которого недоумевающий родительский бизнес все пытается дотянуть до образа «моей прекрасной няни!»

Вокруг образования и создания картин мира, а не «облаков в штанах» ломается много копий и здесь, и на Западе. Вот, например, Массачусетский Университет и Гарвард всерьез рассматривает создание бесплатных электронных курсов для студентов всего мира,  и успешное прохождение этих курсов даст диплом международного образца, и лучшим студентам, конечно, будут предоставлены преференции. Между прочим, программа ориентирована на обучение миллиарда человек.

Тренд на отмену дипломов и фиксацию компетенции по деятельности потихоньку разворачивается. Здесь сильна позиция экстернатов, потому что на собеседовании, так или иначе, будет звучать: я закончил экстернат «Экспресс» Санкт-Петербурга, и это будет означать, что я умею учиться, умею выбирать, умею надеяться на себя. Такие станут лучшими работниками, чем те, которые напичканы «якобы знаниями» и привыкли, что им дают, а они берут.

Позицию капитализма: Сделайте нам красиво! – в образовании надо отменять.

Нужно содружество ученика, учителя и школы, как организующей их взаимодействие системы, и только такая система может обеспечить построение картины или картин мира, выбор инструментов дальнейшего познания, получения навыков деятельности и коммуникации. Это должна быть живая, гибкая система, где не от документов, а от того, как прошла сессия с учителем, зависит Будущее.

В европейских странах экстернаты платят нулевую аренду, потому что занимаются делом государственной важности – учат и доучивают тех, кто не может учиться в обычной школе, и дают шансы тем возможным гениям, которые вообще плохо приспособлены к строевой подготовке в обучении: «Все пишем! Все вышли! Все побежали!» Плохие потенциальные солдаты могут вырасти в хороших мыслителей, способных преобразовать «сегодня» в «завтра».

Существуют мифы об экстернате. Они будут в ближайшее время преодолены, как мифы о вреде излучения мобильных телефонов, например. То есть, этот миф, конечно, есть, но он не работает: все пользуются мобильниками.

 Миф первый: тот, кто отдает своих детей в экстернат, превращает ребенка в бездельника, строит ему оазис от жизни, это плохо кончится.

Миф второй: те, кто создают экстернаты, хотят заработать на несчастных детях, которые не могут учиться в школах, государство должно таких обучать бесплатно…

Миф третий: в школах происходит социализация, а в экстернате – нет.

Родители, отдающие ребенка в экстернат, как правило, говорят о том, что хотят предоставить ему направление, выбор, стратегию получения профессии и не хотят фрагментов, которые дает школа. Они дают ему свободу и ответственность и волнуются – справится ли? В школе – под палкой, здесь учишься по собственной воле. Это испытание, а не баловство. Такова Реальность, противостоящая первому мифу.

Второй миф – это миф торжествующего «на последнем берегу» настоящего над будущем. Экстернаты создают те взрослые, которые поняли, что образование нового типа надо строить рядом, а не внутри старых мехов образовательного маховика.

Третий миф – это дань советской школе. В ней действительно проходила социализация, и создавались домены, члены которых шли по жизни вместе десятилетиями. А сегодня дети в школах не образуют компаний, групп, а, обычно, сидят за партами и переписываются по мобильникам с детьми из других школ. Здесь нет, не только социализации, то есть совместных деятельностей, но даже и коммуникации. В Экстернате нет задачи социализации, это правда. Но задача коммуникации «взрослый-ребенок» по поводу знания и интереса к нему, важности и сложности  есть. Небольшие групповые занятия, консультации, конечно, не заменяют класса, но зато здесь все выбрали свои пути, и за них по-своему отвечают, и у учеников создается представление о ценности разнообразия. А следующий мир, кстати, будет миром разнообразных сообществ, с отличающимися моделями жизни, мысли и деятельности.

Итак, сценарии:

Базовый сценарий– это тот сценарий, который нравится автору и создателям Экстерната, как формата

Экстернат, как экспериментальная площадка нового образования потихоньку внедряет свои прогрессивные формы обучения, реформируя школу в направлениях:

·              системы электронных заданий;

·              системы открытых лекций и консультаций;

·              ликвидации не нужного документопотока отчетности;

·              ориентирования Учителей на работу в команде;

·              дружественности к ученику, совместного поиска с ним интересных образовательных траекторий;

·              адресности ответственности ученика за несделанную работу и возможности спокойного выполнения повторного курса без нравоучений и припоминаний, по-взрослому;

·              построения совместно с учеником картин мира, а не заучивание чужих карт и схем.

В этом сценарии основным риском является время. Этот пошаговый сценарий обеспечивает очень небольшой прирост экстернат-обучающихся в год и очень малые изменения в школах, которые могут быть нивелированы прогрессирующим мракобесием, ленью  и страхом плохих учителей.

Инерционный сценарий– это базовый сценарий, но без влияния на школу: все идет, как идет, некоторые родители, вдруг, в 9-м классе вздыхают свободно, понимая, что в экстернате их ребенок начал учиться сам. Это уже есть, но при этом абсолютное большинство детей учатся в обычных школах.

Прорывной сценарий– это сценарий слома регламентов системы школьного образования и погружения в хаос на пять лет с целью выстроить школьное образование адекватно потребностям современного мира. Здесь экстернаты вполне могут стать методологической базой для преобразования образовательного процесса.

Это – маловероятный сценарий, но риски его возникновения, его «Тень», ложится на чиновников, и они вовсю препятствуют любому изменению в школах, все больше погружая школу в пучину бессмысленного отчета о том, чего не было. Основой этого процесса является страх, учителей, администраторов, страх того, что в новой системе они не будут востребованы со своими бумажечками, стандартиками и регламентиками, экзаменами и рейтингами, отчетами и наслаждением собственной маленькой властью.

Альтернативный сценарий– это превращение школ-экстернатов в систему публичных каворкингов, ассамблей-центров, в которых практикуются совместные дела школьников, родителей, других взрослых. Здесь есть переговоры, открытые лекции, совместные работы, включая архитектурные проекты, здесь сидит экстернат со своими консультациями, есть бассейн, в котором плавающий театр разыгрывает драмы современной физики на воде, есть телестудия, снимающая учебный и другой материал, здесь сидит «фабрика мысли», и ее участники пьют кофе в холле вместе со школьниками, которые идут с консультации по химии. Здесь есть жизнь, динамичная и трогательная в своей целостности. Здесь нет супермаркета. Здесь обучение – не услуга. Здесь многое происходит в поле. И как принято в экстернате, каждый несет ответственность за то, что он сам выбрал траекторию дня учебного и рабочего, отдыхательного или общительного.

Добавить комментарий